Как вылечить

как вылечить жителя шаройского района

В селе Кенхи Шаройского района Чечни ночью 12 мая сожгли дом Рамазана Джалалдинова, который ранее пожаловался президенту России Владимиру Путину на поборы в республике, сообщает дагестанское издание «Черновик»

Поделиться:

Супруга Джалалдинова рассказала, что в полночь к ним в дом пришли люди в масках. Они сказали, что пришли спасти их. Жену и трех дочерей посадили в автомобиль «и бросили их под мостом». «А дом подожгли. Жителям села запретили что либо говорить на эту тему, пригрозив поджогом их домов», — сказала она.

Позже «Новая газета» написала, что семью Джалалдинова вывезли в дагестанский Хасавюрт и сказали: «Чтобы больше в Чечне ноги вашей не было». Тем временем жители Кенхи намерены провести 13 мая акцию протеста у стен районного ОВД в Шатое.

Видеообращение Джалалдинова было опубликовано на канале «Черновика» на YouTube 14 апреля. На записи Джалалдинов продемонстрировал полуразрушенные дома в селе и сказал, что много раз просил чиновников разобраться с ситуацией в селе, но ответа не получил. Он заявил, что деньги, выделенные российским правительством на компенсации за дома, разрушенные во время войны и паводков, «разбазаривали». «60-70 процентов отката возвратили Кремлю», — сказал он. По словам Джалалдинова, сейчас в Чечне выделяют деньги жителям Шатойского и Шаройского районов, но их получают только те, кто соглашается отдать две трети суммы обратно.

3 мая Джалалдинов рассказал в интервью «Радио Свобода», что после публикации видеозаписи его родственникам предлагали деньги за то, чтобы они сказали, что он психически болен. В правоохранительных органах Чечни сообщили изданию «Кавказский узел», что Джалалдинов сейчас живет в Дагестане и дважды привлекался к уголовной и административной ответственности: по обвинению в пособничестве участникам незаконных вооруженных формирований и по обвинению в нарушении правил распространения агитационных материалов, когда он баллотировался в депутаты сельского поселения. Сам Джалалдинов говорил, что чувствует себя в безопасности в Дагестане и не собирается возвращаться.

6 мая Кадыров съездил в Шаройский район, в частности, в Кенхи, и встретился с местными жителями. 2016 год он объявил годом Шаройского района и создал специальный штаб по его реконструкции. Телеканал «Грозный-ТВ» показал сюжет о встрече Кадырова с жителями. В нем говорилось, что жители назвали жалобы абсурдными и провокационными. Участники сюжета обвинили Джалалдинова в угрозах убийством, в торговле оружием, в спаивании сельчан, в пособничестве боевикам.

Однако несколько жителей поддержали Джалалдинова, сообщил «Черновик». С ними хотели выступить жители соседних сел, но их не пустили на встречу. Кадыров не стал слушать поддержавших Джалалдинова, сказав, что не сможет все запомнить. После этого, утверждают очевидцы, к несогласным подошел полицейский Шаройского района и пригрозил «и их вылечить».

Встретиться с жителями Кенхи приехал и корреспондент телеканала «Дождь». Ему жители рассказали о проблемах в селе и о бездействии властей. Они обещали поддержать Джалалдинова. После разговора с журналистом троих жителей задержала полиция.

Источник: http://snob.ru/selected/entry/108343

Поджог дома в Кенхи: чеченские власти провоцируют конфликт между Чечней и Дагестаном:

Фото: «Новая газета»

Спалив дом в селе Кенхи, чеченские власти провоцируют конфликт между Чечней и Дагестаном

Обращение к Кадырову. В кадре — Рамазан Джалалдинов / Youtube

14 апреля (в день прямой линии президента Путина) Рамазан Джалалдинов, житель высокогорного села Кенхи Шаройского района Чеченской Республики, опубликовал на сайте дагестанской газеты «Черновик» видеообращение к главе Чечни Рамзану Кадырову. На видео — изумительной красоты кавказские горы, и на их фоне полуразрушенное бедняцкое чеченское село (чеченское — по административной принадлежности, в селе живут этнические аварцы). За кадром — рассказ Джалалдинова о тотальном воровстве компенсаций, положенных местным жителям за пострадавшие в ходе войны и от неоднократных наводнений дома.

Чеченские власти отреагировали мгновенно. Уже на следующий день в Шаройский район приехал руководитель администрации главы республики и одновременно родной племянник Рамзана Кадырова — Ислам Кадыров. Приехал он почему-то ночью и до села Кенхи не добрался (возможно, потому, что до Кенхов дороги, по сути, нет, а есть колдобина на колдобине, на которых разбить подвеску навороченных иномарок проще простого).

В общем, Ислам Кадыров отправил сотрудников шаройской полиции за жителями Кенхов. Основную массовку на встрече с племянником Кадырова составляли жители и административные работники сел Шарой и Химой. Их подняли среди ночи с одной целью: сделать сюжет, в котором эти несчастные опроверают видеообращение (!) Рамазана Джалалдинова, называя его «неоднократно судимым», «неадекватным», «психически больным» человеком, не заслуживающим никакого доверия. Сюжет был показан по чеченскому телевидению. На Джалалдинова открыли сезон охоты. Выяснили, что он находится в Дагестане и его прячут аварцы — выходцы из села Кенхи, которые, не дождавшись компенсаций за свои дома, разрушенные в ходе трех наводнений 2002, 2010 и 2012 годов, спустились с гор и обосновались в Кизлярском районе Дагестана. Кизляр — это вотчина друга и названного брата Рамзана Кадырова — известного борца и авторитетного человека Сагита Муртазалиева, объявленного в федеральный и международный розыск по подозрению в причастности к множеству тяжких преступлений (в том числе убийствам). Именно люди Муртазалиева стали искать на территории Дагестана Рамазана Джалалдинова (по данным «Новой газеты», в этом участвует земляк Сагита Муртазалиева Анвар Гаджимагомедов, известный дагенстанский авторитет по кличке «Ахмед Цумада»).

Рамзан Кадыров отчитался о визите в Кенхи

…Перед Днем Победы село Кенхи посетил Рамзан Кадыров. За десять лет своего правления глава республики приехал в Шаройский район всего второй раз. Сходил в мечеть, прошелся по центральной улице Кенхов и с досадой признал, что с восстановлением Шаройского района и села Кенхи в частности ситуация из рук вон плохая. Это правда самый запущенный, отрезанный от большой земли, без дорог, без общественного транспорта, без газа, без интернета, без врачей район Чечни, хотя даже тех средств, которые были выделены еще в 2001 году, с лихвой хватило бы на его восстановление. Все эти годы из российского бюджета выделялись десятки миллионов рублей на район, но до цели они не доходят.

В разговоре с жителями (к главе республики, как ни мешали местные власти, удалось прорваться сквозь оцепление и тем жителям Кенхов, которые были настроены говорить правду о реальных проблемах села) Кадыров пообещал, что 2016 год станет годом Шаройского района, а восстановительные работы начнутся сразу после праздников. Также глава Чечни пообещал, что после праздников в район и в село приедет комиссия, которая будет разбираться по каждому пункту обращения Рамазана Джалалдинова. При этом Кадыров приказал министрам республиканского правительства ездить в этот отдаленный горный район Чечни чуть ли не каждую неделю. Кенхинцы горячо аплодировали Кадырову и кричали в его честь «Аллах акбар!». Горное эхо повторяло вслед за ними. Все были в этот момент счастливы. Но — увы. Обещания Рамзана Кадырова оказались из разряда предвыборных. То есть щедрыми, но нереалистичными. Не соврал только руководитель Шаройского РОВД Муслим Исаев. Он предупредил местных жителей: «Теперь я вас буду лечить…»

«Лечение» началось уже на следующий день после визита главы республики. Вместо комиссии, министров и строительной техники в село нагрянули чеченские силовики на «уазиках». Началась обыски, задержания, аресты.

7 мая был задержан и арестован на 5 суток по надуманному предлогу (нахождение в нетрезвом виде) Хизбола Ахмедов — один из немногих, кому удалось прорваться к Рамзану Кадырову и рассказать о проблемах села Кенхи. Через несколько дней попытались задержать еще одного смельчака — Сеидмагомеда Насибова. Ему удалось бежать из села, но в конце концов его все-таки поймали. В данный момент он находится в селе Шатой (административный центр Шатойского района ЧР) и ему грозит обвинение в хранении наркотиков — это стандартная мера наказания критиков чеченской власти.

Все это время не прекращались попытки выследить и главного зачинщика — Рамазана Джалалдинова, которого пытались выманить в Чечню и посулами о выплате аж 5 млн рублей, и угрозами, и давлением на его семью. Когда ничто, включая людей Муртазалиева, не сработало, было принято кардинальное решение. В ночь с 12 на 13 мая дом Джалалдинова (и так сильно пострадавший от наводнения еще 2002 года) был сожжен, а остатки его семьи (жену и трех дочек: 17-летнюю Муслимат, 12-летнюю Сабират и 10-летнюю Табарик) депортировали за пределы Чечни. Сыновья Рамазана вынуждены были бежать из села еще раньше. Жену же с девочками довезли до административной границы с Дагестаном (в народе этот КПП называют «гезельским мостом»). Их вытряхнули из машины и сказали: «Чтобы больше в Чечне ноги вашей не было».

Сожженный дом в селе Кенхи

…Село Кенхи Шаройского района расположено в чеченских горах на высоте двух тысяч метров над уровнем моря, в двух тысячах километрах от Москвы. В общем, где Кремль и где — богом забытое село? Тем не менее не прошло и часа после появления новости о сожженном доме Рамазана Джалалдинова, как отреагировал пресс-секретарь Путина. Если факт сожженного дома имел место, то это «повод для незамедлительной реакции правоохранительных органов» — жестко сказал Дмитрий Песков. После чего ситуацию в оперативном порядке прокомментировал пресс-секретарь Кадырова Альви Каримов: «Убежден, что пожара не было. Это горное село, там даже если 50 тонн бензина принести, то как можно сжечь дом, сложенный из камня?» Уже вечером своего пресс-секретаря опроверг сам Рамзан Кадыров. Он признал факт поджога, но заявил: «Пишут, что кто-то поджег дом Джалалдинова. Это — ложь… По оперативным данным, Джалалдинов вывез свою семью и имитировал поджог жилища», — написал в своем инстаграме Рамзан Кадыров.

О том, что на самом деле произошло ночью в селе Кенхи, рассказала старшая дочка Рамазана Джалалдинова Муслимат.

Муслимат, дочь Рамазана Джалалдинова, 17 лет:

«Ночью 12 мая к нам пришли сотрудники Шаройского РОВД. Взломали дверь… Зашли в дом, сказали, что отвезут в… РОВД в Химой (районный центр Шаройского района. — Е. М.). Я проснулась от стуков, от крика… Эти милиционеры сказали, чтобы я оделась, что идем куда-то. Я достала телефон, хотела позвонить своим братьям двоюродным, своему дяде, чтобы помогли нам… Но у меня отобрали телефон. Потом проснулись маленькие от моих криков. Мама говорила, чтобы детей оставили дома, чтобы только ее увели. Потом ударил ее… Я кричала. Сестры испугались. И эти милиционеры утащили их из кровати. Сказали: «Быстро уходите из дома». Одеться даже не дали. Девочки в пижамах были. И нас увезли в Шаройский РОВД.

Нас допрашивал начальник Шаройского РОВД Исаев Муслим. Первый вопрос, который он задал маме: «Где сын, куда он уехал?» Потом он спрашивал у меня его номер . Я сказала, что не знаю… Потом он вывел меня и показал место , где у нас пропасть. Показал: «Или хочешь туда, или диктуй номер». Я не хотела предавать своего брата. Но он схватил меня, чтобы бросить в пропасть. Тогда я продиктовала ему номер. Он хотел, чтобы я позвонила брату и он сказал, где находится. Но брат на звонок не ответил. И тогда он сказал: «Ты своему брату не нужна, и мне тоже не нужна»…

Потом он нас стал допрашивать и говорил про папу плохо — при маленьких детях. Я ему сказала: «Следите за своим языком». одному из своих сотрудников сказал, чтобы увел меня на улицу… Его сотрудник говорил : «Мразь такая»… Бил меня … Я плакала… Потом он сказал, что больше нас здесь не будет, нас вывезут в Дагестан и чтобы при встрече с отцом я ему сказала, чтобы он больше никуда не писал в интернет про Кадырова. «Или твоих братьев убью и в речку закидаю, и никто не узнает»…»

Депортация беззащитной аварской семьи вызвала нешуточное возмущение у дагестанских аварцев, составляющих одну из самых больших этногрупп Северного Кавказа (в соседнем Дагестане аварцы вообще — доминирующий этнос). Ситуацию в Кенхах уже сравнили с зачисткой в станице Бороздиновская (село в Шелковском районе Чечни). В 2005 году военнослужащие чеченского батальона «Восток» напали на село, убили и сожгли 11 человек.

Эту зачистку еще называют «этнической чисткой», так как подавляющее большинство пострадавших — аварцы, а нападавшие — чеченцы.

В субботу в село приехала официальная делегация из Дагестана (решение о поездке принял после разговора с Кадыровым глава Дагестана Абдулатипов). Чеченские полицейские традиционно оцепили место встречи (сельскую школу № 2), но на прорыв пошли старейшины села. Прорвать оцепление им не удалось, но, перекрикиваясь с дагестанской делегацией на аварском языке, кенхинцы смогли рассказать, что происходит в селе последний месяц.

А происходит на самом деле следующее. С каждым днем ситуация, оттолкнувшись от бытового видеообращения, которым житель села Джалалдинов пытался достучаться до Кадырова, набирает обороты, и на первую роль выходит именно национальный вопрос. Собственно, вопрос этот имел значение с самого начала, потому что жители села Кенхи (аварцы) никогда не были так напуганы местной властью, как этнические чеченцы. Поэтому и осмелились открыто заявить о практике многолетнего воровства и откатов, процветающих в Чечне. Республиканской власти все эти годы не было никакого дела ни до села Кенхи, ни до Шаройского района в принципе. Они даже одну-единственную маршрутку в этот район за все эти годы не потрудились пустить.

Терпение горцев, которые нищают тем больше, чем больше жиреет равнинная Чечня, видимо, дошло до предела. И они высказали свое недовольство. Что делает чеченская власть? Она традиционно пытается запугать жителей села, которое принадлежит Чечне административно, но которое не является чеченским ни по отношению к нему республиканских властей, ни по своему менталитету. А потому общепринятые в республике способы давления не срабатывают, наоборот, вызывают еще большее противостояние.

Поджог дома Рамазана Джалалдинова — это первая искра, из которой может разгореться нешуточный пожар. Вот-вот чеченские власти сорвутся в пропасть застарелых болезненных национальных конфликтов, которые, как мины, тут заложены по всем административным границам.

Так что лучше бы Кадырову скомандовать своим борзым силовикам «к ноге», а все предвыборные обещания — выполнить. И те, что он дал жителям Кенхов. И те, которые он дал президенту Путину.

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Источник: http://www.novayagazeta.ru/society/73086.html

Обращение жителя Шаройского района Чечни Рамазана Джалалдинова Рамзану Кадырову

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
  • 5334 просмотра

Комментарии:

РАБ СПРАВЕДЛИВОГО1 14 Апр 2016 — 16:55

Кто это обращение видел,слышал или читал расскажите о нём.Не получается посмотреть что то.Спасибо.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

ВИКТОР. НАДЫРОВ 14 Апр 2016 — 17:17

Плохо, плохо и плохо. Гдеже остальные жители? Почему они молчат?

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

смотрящий 15 Апр 2016 — 00:05

Ай да Рамзан Это настоящий нацизм Как может мусульманин так поступать особенно с теми кто во время Кавказской войны проливали свою кровь в качестве мюридов Шамиля на Чеченской земле Эти села были переданы в Шаройский район при Хрущеве в виду отсутствия дорог из Дагестана Жить в 21 веке так в процветающей Чечне это не укладывается в голове Рамзана совесть не мучает так издеваться над людьми тем более над мусульманами

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

смотрящий 15 Апр 2016 — 00:07

А что скажет тамада по этому поводу?

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Узден 16 Апр 2016 — 09:42

Однозначно проблемы аварских сел в составе Чечни до Рамзана Кадырова не доходят. Кому то выгодно это и кто то крысятничает. Уверен Рамзан быстро разберется. Убогий аварский анклав, когда Чечня цветет- это диверсия. Известно что во время военных действий основных беженцев с Шаройского района приютила у себя с. Цветковка Кизлярского района где тоже сегодня проблемы с землей, водой, жильем, отоплением. и до Рамазана эти проблемы не доходят.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Узден 17 Апр 2016 — 10:37

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  как вылечить боль седалищного нерва

Кизлярский район принял на себя основной поток беженцев из Кенхи, Бороздиновка, и других мест Чечни. Муртазалиев и Виноградов как то решали проблемы беженцев, но сегодня их тоже необосновано преследуют и беженцы брошены на произвол судьбы.
https://www.youtube.com/watch?v=3M5T7UuF43k

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Джузеппе07 17 Апр 2016 — 12:26

Однозначно проблемы аварских сел в составе Чечни до Рамзана Кадырова не доходят. Кому то выгодно это и кто то крысятничает. Уверен Рамзан быстро разберется. Убогий аварский анклав, когда Чечня цветет- это диверсия. Известно что во время военных действий основных беженцев с Шаройского района приютила у себя с. Цветковка Кизлярского района где тоже сегодня проблемы с землей, водой, жильем, отоплением. и до Рамазана эти проблемы не доходят.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Рамазан Джалалдинов 21 Апр 2016 — 11:55

по чеченской ТВ ГТРК была передача и критиковали меня то есть Джалалдинова Рамазана Абдуковича которого обращался в прямой лине к Президенту РФ В.В. Путину. Вот посмотрите встречное обращение к Главе Рамзану Кадырову vk.com Видеокаталог РАМАЗАН ДЖАЛАЛДИНОВ ВСТРЕЧНОЕ ОБРАЩЕНИЕ на СОЦ сетей

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии

Рамазан Джалалдинов 21 Апр 2016 — 17:39

Уважаемый правозащитники уважаемый народ я Джалалдинова Рамазан Абдукович обращаюсь Вам все всем со всей России станьте на защиту бедного народа которого живут Российской Федераций. По национальности аварцы (ч1амалал кенхинций) я Р.А. Джалалдинова который обращался в прямой эфир Президенту РФ я некуда не убежал и не собираюсь ни куда бежать, и не имею такого умысли я готов в любом гос. ТВ диалог с Главой ЧР Рамзан Кадыровым в прямом эфире, в присутствие членов из разных правозащитных организации. Также центральный СМИ с ув. Р.А. Джалалдинова.

Источник: http://chernovik.net/content/obrashchenie-zhitelya-sharoyskogo-rayona-chechni-ramazana-dzhalaldinova-ramzanu-kadyrovu

Селение Кванхи (Кенхи) и Шаройский: Из истории аваро-чеченских взаимоотношений

Территория современного Шаройского района Чечни, как было отмечено известным этнографом Н. Г. Волковой, была населена почти наполовину аварцами и наполовину чеченцами, хотя в дальнейшем произошла ассимиляция, т. е. переход на чеченский язык большинства аварцев .

Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII – начале XIX века. М., 1974. С. 208.

Среди селений, которые первоначально были населены аварцами, но в дальнейшем «чеченизировались», можно отметить Химой (авар. – Гьима). Оно было основано жителями аварского села Гаквари приблизительно в начале XVII в. Согласно сообщению от 1909 г., 52-летний Магома Алиев из села Химой считал себя восьмым потомком одного из основателей селения – Ибрагима из села Гаквари (Ибрагим – Ражабилав – Амир – Ражабилав – Али – Ражаб – Али – Магома) . По рассказу Магомы, до прихода гакваринцев сюда это было пустое место, где они основали селение, также он подчеркивает, что его предки говорили по-аварски («по-тавлински»). Однако кроме собственно аварцев в Химое имелись и чеченские тухумы. Автор статьи от 1909 г. подчеркивает, что в Химое имелось две «стороны в составе населения». Одна из сторон, представленная чеченцами («нахчи»), по его словам, «стоит за уравнение наделов», поскольку является малоземельной или безземельной частью общины, а другая сторона, представленная гакваринскими аварцами, «составляет зажиточный класс населения, стоящий с давних пор во главе его и отстаивающий свое право первого займища и расширения владений разными способами» . Этнограф Н. Г. Волкова также пишет, что в 1860-х гг. среди химойцев «не все по происхождению гакваринцы, и значительную часть жителей составляли чеченцы» . Со временем, однако, чеченский язык стал основным средством общения в Химое, а после депортации 1944 г. и переселения в равнинную часть Чечни в 1957 г. изменилось и самосознание химойцев, которые сейчас читают себя чеченцами.

Н. Г. Волкова также пишет, что в 1969 г. ею был записан рассказ об аварском происхождении жителей еще одного шаройского селения – Хакмадой (авар. – ГьагIмади) .

Ш. Исаев в начале 1990-х гг. записал предания, согласно которым значительная часть жителей села Шарой являются по происхождению аварцами из села Чох . В отличие от вышеуказанных селений, жители которого уже считают себя чеченцами и знают в массе своей только чеченский язык, аварский язык и самосознание сохранились в трех селениях Шаройского района. Это Кванхи, Чадири и Бути. По переписи 2002 г. почти 100% жителей Кванхи (1 331 чел.), 58% Бути (21 чел. из 38) и 70% Чадири (85 чел. из 121) записались аварцами. В реальности процент аварцев в этих селениях еще выше, поскольку аварцами записались только кванхинцы, живущие в их селениях, а коренных бутинцев и чадиринцев записали чеченцами. По переписи 2002 г. аварцы составляли 64% жителей Шаройского района (1 430 чел. из 2 236), а чеченцы – 36%. По переписи 2010 г. аварцы составляли уже 54,4% населения района (1 684 чел.), а чеченцы – 45,6%.

Население Шаройского района (по переписи 2010 г.)

Исторически аварские селения Кванхи, Бути и Чадири входили в состав Дагестана. Собственно дагестанские и русские источники свидетельствуют, что эти населенные пункты являлись частями вольных обществ (авар. – бо) Чамалал и Технуцал, которые, в свою очередь, входили в состав Аварского нуцальства. Согласно опубликованным документам конца XVIII в. село Бути вместе с населенными пунктами Ансалта, Тандо, Годобери, Зибирхали и др. входило в состав Аварского нуцальства и уплачивало в казну государства 20 овец и 2 ягнят. В то же время село Кванхи (в документе указано именно как Кванхи) в казну Аварского нуцальства выделяло 21 овцу, а Чадири – 50 овец и 3 годовалых барашка . Исходя из нормы налогообложения, можно полагать, что в XVIII в. в Чадири имелось около 53 хозяйств, в Кванхи – 21, а в Бути – 22 семьи.

Офицер Генштаба Российской армии В. И. Мочульский в первой половине XIX в. писал, что аварское Кванхи (Канхи) расположено рядом с «кистинским», т. е. чеченским селением Кири, но входит в состав аварского бо Чамалал. Тогда в нем имелось 40 дворов под управлением старшины Хужамахамы (Ходжа Махамма). Рядом с Кванхи располагалось аварское селение Чадири, состоявшее из 20 дворов, управлявшихся старшиной Махал Дада (Махлис Дади), но имевших военным предводителем (беллад) некоего Хитас Хути . Другое аварское селение Бути располагалось недалеко от Кванхи и Чадири, но входило уже в состав аварского бо Технуцал. Состояло Бути из 60 дворов и управлялось старшиной по имени Дада .

По состоянию на 1886 г. селения Кванхи и Чадири (Конха и Чидири) входили в состав Ункратль-Чамалальского наибства Андийского округа Дагестанской области и состояли из 113 (530 чел.) и 63 (303 чел.) хозяйств соответственно . Селение Бути на тот же 1886 г. входило в состав Технуцальского наибства Андийского округа и состояло из 60 дворов (336 чел.) .Таким образом, вплоть до развала Российской империи аварские селения Кванхи, Чадири и Бути входили в состав Дагестанской области и только в 1922 г. в составе нового государства – СССР – были включены в состав Чеченской автономной области. В 1934 г. она была преобразована в Чечено-Ингушскую АССР, а в 1944 г. – упразднена в связи с высылкой чеченцев и ингушей в Среднюю Азию. Вместе с чеченцами под депортацию попали и жители аварских селений Чадири и Бути в связи с наличием в составе их населения чеченских тухумов и значительной языковой ассимиляцией. В составе населения Кванхи чеченских тухумов не имелось, сами они чеченского языка не знали и, соответственно, не могли быть записаны чеченцами. В 1957 г. из-за восстановления Чечено-Ингушской АССР селение Кванхи и территория сел Бути и Чадири снова были отданы под юрисдикцию Грозного. Таким образом, эти селения входят в состав Чеченской Республики почти 60 лет.

История аварских селений и тухумов

Из всех трех аварских селений Шаройского района наиболее древним является Кванхи, о чем свидетельствуют материалы археологических раскопок, проводившихся в 1970-е гг. В 1972 г. в селе Кванхи был обнаружен могильник из «каменных ящиков». Несколько могил было вскрыто местными жителями. Они собрали в могилах: глиняный гончарный сосуд, бронзовые, богато орнаментированные браслеты IX–XI вв. В 1974 г. появилась информация об обнаружении здесь археологических материалов VI–XII вв. По итогам раскопок было выявлено, что по хронологии погребения Кванхинского могильника делятся на 4 группы: VIII–IX вв., X–XI вв. и после XVI в. Таким образом, очевидно, что селение Кванхи существует как минимум с VI в. н. э., т. е. ему более 1 500 лет.

Обращаясь к вопросу об этнокультурной интерпретации материалов раскопок, отметим, что в 1975 г. Х. М. Мамаев в докладе «Из истории связей средневековой Ичкерии с Дагестаном» показал, что погребальный обряд могильника в Кванхи, а также в Харачое, Гуни, Рагета и в других населенных пунктах Ичкерии генетически восходит к более ранним местным материалам и в то же время обнаруживает целый ряд общих признаков с аналогичными материалами из горной Аварии . Еще ранее М. Х. Багаев писал о правомерности объединения материальной культуры Аварии и горной Чечни в VIII–X вв. (от верховьев реки Авар-ор, т. е. Тляратинского района, до верховьев реки Аргун) в единый ареал, названный им «Дайский локальный вариант» . Как показывает сравнительный анализ, «раннесредневековые некрополи горной Чечни и Дагестана (главным образом Аварии) поражают почти полным совпадением как в конструкциях погребальных сооружений, так и в археологических вещах, найденных в них. Подобная идентичность дает возможность предложить общую интерпретацию погребальных памятников обоих смежных горных районов. Они, как и памятники скифо-сарматского времени, демонстрируют общность погребального обряда не только, скажем, Бежтинского (Дагестан) или Харачойского (Чечня) могильника, но и позволяют рассматривать его особенности в едином пространстве гор Северо-Восточного Кавказа, где находятся десятки близких могильников IV–XII вв. н. э. Эти погребальные памятники представлены каменными ящиками, грунтовыми могилами, сочетанием грунтовых могил и каменных ящиков, подземными склепами и катакомбами . Учитывая вышеуказанное и исходя из непрерывности культурных слоев археологических материалов, обнаруженных в Кванхи, мы можем говорить о том, что современное его население имеет своими предками основателей селения Кванхи.

Об этом говорят и предания , свидетельствующие о возникновении селения Кванхи в результате объединения жителей нескольких тухумных поселений, располагавшихся в долине реки Кванхи-ор. Прежде всего, это Инцубату и сам Кванхи – родовые поселения тухума Корабал, Бачугунах, в котором жили прежде Качалаханал и Ачабех, принадлежавшее Вазбарал. Исконным, коренным и самым крупным тухумом (фамилией) Кванхи считается Корабал, которые включили в XVIII в. в свой состав Апарагов – переселенцев из селения Цумада. Всего крупных исторических тухумов в селе Кванхи имеется семь:

  1. Корабал (Корабали) – коренной и самый крупный род Кванхи. Приняли в свой состав переселенцев из сел. Цумада, которых поселили на хуторе Кобардатли.
  2. Вазбарал (Вадибали) – коренной род в долине реки Кванхи-ор. Также имеется легенда о якобы арабском происхождении данной фамилии, которая якобы и распространила ислам в Кванхи. Этому, конечно, сложно поверить, поскольку ислам кванхинцы приняли на рубеже XVI–XVII вв., когда арабов на Кавказе и в помине не было. Речь может идти о первоочередности принятия ислама данной фамилией среди населения кванхинской долины.
  3. Качалал (Качалахани) – коренной род в долине реки Кванхи-ор. Получили свое название от имени грузинки Кача, которую представитель этой фамилии якобы украл в хевсурском селении Нисо. Ш. Исаев пишет также о наличии в Кванхи тухума Хъицбалиял , произошедшего якобы от женщины, вышедшей замуж из селения ЦIавзалъ (скорее всего, располагалось в Тушети – грузинском микрорегионе на границе с Шароем и Ункратлем) . Старожилы, с которыми я разговаривал, не называли его в составе кванхинских тухумов.
  4. Кутабал (Кутубари, Кутабали) – тухум, образованный переселенцами из села Силди.
  5. Къадилал (Къадилахани) – тухум, образованный переселенцами из села Годобери. По другим данным, они выходцы из села Гигатли .
  6. Табулал (Ихаколал) – тухум, образованный переселенцами из села Гигатли.
  7. Сакитилал – тухум, образованный переселенцами из села Гадири.

Необходимо отметить, что современное селение Кванхи – фактически это целый ряд мелких поселений, растянувшихся на протяжении около 8 километров. Начиная с верховьев реки Кванхи-ор, то есть с перевала, ведущего из села Гигатли, расположены следующие хутора-поселения:

  1. Гьилиди – поселение тухума Ихаколал (Табулал). На карте – Хилиди.
  2. Анчилалъ («под камнями») – поселение тухума Вазбарал. На карте – Анчилатли.
  3. КIобардалъ – поселение тухума Корабал. На карте – Кабардатлы.
  4. Бицухъ (Бехвари) – поселение тухума Къадилал. Сейчас заброшен. На карте – Бицухе.
  5. ЕлъумкIо (Елъмукъакь) – поселение тухумов Корабал и Къадилал. Обитаем только летом, когда здесь проживают 5 семей. На карте – Етмуткатлы.
  6. Селение Кванхи. На карте – Кенхи.
  7. АчIабехъ («за глазом») – поселение тухума Вазбарал. На карте – Агабехи.
  8. БачIу-гъунахъ («у холма Бачу») – поселение тухума Качалал. На карте – Бачархе.
  9. Инцубату («за источником») – поселение тухума Корабал, сейчас они там составляют 70%. Кроме села Кванхи, только в этом Инцубату располагалась мечеть. На карте – Инцубату.
  10. Анни – поселение тухума Корабал. На карте – Анны.
  11. Школхе – новый квартал села Кванхи, образованный вокруг построенной в советское время средней школы. В основном здесь живут представители тухумов Къадилал и Качалал. На карте – Школхе.
  12. Рахьулихъ – поселение тухума Къадилал, сейчас имеются только 2–3 хозяйства. На карте – Рахулахле.
  13. Гъайлъихъ («у фундамента») – поселение тухума Вазбарал. На карте – Гайдхе.
  14. Гьадиялъ – поселение тухума Къадилал. На карте – Гадиатлы.
  15. КIатIаркьи («у хвоста») – поселение тухума Корабал. Самое нижнее поселение в долине реки Кванхи-ор. На карте – Кататлы.

Селение Чадири («палатка, шалаш») находится к юго-западу от села Кванхи и занимает долину одноименной речки – притока Кванхи-ор. Чадири считается отселком села Кванхи, образованным на земле, принадлежавшей кванхинцам и гигатлинцам. В 1871 г. они пытались добиться передачи им этих земель, но местные власти Андийского округа ответили, что «на указываемом в прошении месте построена деревня Чадыри еще при Шамиле, жители которой бесспорно владеют с того времени этой землей» . Правдивость этого ответа становится очевидной при обращении к устной традиции селения. В результате исследования мы пришли к мнению, что село Чадири основано в конце XVIII в. представителями тухума Къадилал из села Кванхи.

  1. Къадилал – кванхинский тухум, часть которого переселилась в Чадири. Они считаются основателями села Чадири наряду с Шамадурилал.
  2. Шамадурилал – тухум, образованный переселенцами из села Гигатли. Здесь имеется тухум ЦIадулал, представителями которого и образован род Шамадурилал. Считается, что они переселились одновременно с Къадилал в самом конце XVIII в.
  3. Кванхидалъал – тухум, образованный в начале XIX в. переселенцами из села Кванхидатли. По-чеченски тухум называется Когъаттой.
  4. Кванчалал – тухум, образованный переселенцем из чеченского общества Зумсой (правобережье реки Аргун в пределах Итумкалинского района). Некий Кванча из Зумсоя переселился в Чадири в середине XIX в., во времена имама Шамиля. Это единственный чеченский род в селении. Кроме того, в середине XIX в. очень часты были браки чадиринцев с чеченками, что и обусловило постепенное усвоение чеченского языка в качестве второго родного.

В начале 1990-х гг. в Чадири проживало 9 хозяйств . Во время нашего посещения Чадири летом 2010 г. в селе было прописано 46–47 семей, но постоянно здесь жили только 17 хозяйств. В основном чадиринцы живут в равнинной части Чеченской Республики. В селе Советская Россия – 100 семей, станице Ищерской – 30, Алпатово – 50, Семашко – 15, Давыденко – 7, Старая Сунжа – 5. Еще 25 семей жили на тот момент в Кизлярском и Тарумовском районах Дагестана: Новогеоргиевке – 9 семей, Рассвете – 8, Цветковке – 6, Аверьяновке – 3.

Из 17 семей, проживающих в Чадири на постоянной основе, 12 являлись кванхинцами и только – 5 коренными чадиринцами. Из этих 5 семей 4 были представлены кванхидатлинским тухумом и 1 – зумсоевским. Еще одна семья чадиринцев (тухум Къадилал) жила в кванхинском квартале Школхе (всего он состоит из 50 хозяйств). Таким образом, собственно чеченцев в Чадири была только одна семья. Все взрослое население Чадири владеет родным чамалинским (для детей дошкольного возраста – единственный язык, который они знают), литературным аварским и государственным чеченским языками.

Селение Бути, как пишет в 1869 г. А. Комаров, основано аварцами из сел. Ансалта и входит в состав ансалтинского общества («Основано выходцами из Ансалты и потому причисляется к обществу» ). Вместе с тем он подчеркивает, что в Бути «большая часть жителей – чеченцы» и преобладает «язык чеченский». Однако, известно, что жители селения Бути вплоть до настоящего времени почти все владеют литературной нормой аварского языка, и для большинства из них именно аварский язык является родным языком семьи . Одинаковый уровень владения аварским и чеченским языками отмечен у бутинцев и этнографической экспедицией 1969 г.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  как вылечить потницу йодом

В конце 1990-х гг. в селе жило 9 семей, а в 2010 г. здесь оставалось только 2 семьи. В основном бутинцы живут в 1-м молочном совхозе около Грозного. До сих пор бутинцы разговаривают на ансалтинском говоре. К сожалению, мне не удалось записать предания и фольклор в этом селении.

Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII – начале XIX века. М., 1974. С. 207; ГIисаев Ш. Чачаналъругел магIарулал // журнал «Гьудуллъи». МахIачхъала, 1993. Гь. 89.

Иваненков Н. Е. Горные чеченцы // Терский сборник. Вып. VII. Владикавказ, 1910. С. 11.

Источник: http://onkavkaz.com/blogs/2635-sharoiskii-raion-chechni-byl-napolovinu-zaselen-avarcami.html

Происшествия

Кадыров сомневается, что дом сгорел

Житель чеченского села Кенхи Рамазан Джалалдинов поплатился за видеоролик, в котором рассказал главе региона Кадырову о проблемах в своем районе. Рамазан Джалалдинов подчеркнул, что многие дома там до сих пор не восстановили после войны. Сначала туда приехал сам глава Чечни и обещал помощь. Но потом дом Джалалдинова сожгли, причем, по его словам, те, кто это сделал, не скрывали, что совершили это из мести за видеоролик.

Неизвестные мужчины в масках в ночь на 13 мая напали на семью жителя чеченского села Кенхи Рамазана Джалалдинова. Как рассказал сам пострадавший «Газете.Ru», поводом для нападения стала его критика действующего главы республики Рамзана Кадырова.

«Ночью ворвались в мой дом не менее семи человек и забрали мою мать и дочку. Над ними издевались: стреляли рядом с ними из пистолетов и угрожали выбросить в Аргун.

В итоге их довезли до Хасавюртовского района Дагестана, который граничит с Чечней, и бросили там. А тем временем их сообщники сожгли дом моей семьи в Кенхи», — сказал пострадавший. Джалалдинов отметил, что уже связался с помощником президента Дагестана Абдулатиповым, который обещал встретить пострадавших женщин и оказать им помощь.

«Те, кто на них напал,

открыто говорили моей семье: кто из кенхинцев не извинится перед Кадыровым — с ним мы будем так же поступать»,

— так объяснил причину нападения Джалалдинов.

В середине апреля, в день прямого эфира с Владимиром Путиным, житель Кенхи выложил в интернет видеоролик с заголовком «Обращение жителя Шаройского района Чечни Рамазана Джалалдинова к Рамзану Кадырову». В нем Джалалдинов жаловался на плохие социально-бытовые условия жизни, а также отсутствие внимания к проблемам жителей села со стороны руководства Чечни. Суть претензий мужчины сводится к следующему: в Кенхи до сих пор есть дома, которые не восстановили после боевых действий, однако выделяемые средства на них зачастую не доходят до жителей. На видео, которое записал Джалалдинов, видны несколько домов с проломленными крышами и стенами.

«Ситуация там в следующем:

местные чиновники предложили выделить людям деньги, но с условием, что те заплатят «откат» в размере 50% от общей суммы. Те, кто согласился, получили средства. Те, кто нет, не получили ничего»,

— рассказал «Газете.Ru» источник, знакомый с обстановкой. По его словам, после первого видеообращения жителя Кенхи в село якобы приезжал сам Кадыров и провел там беседу с местными чиновниками и жителями.

«Это было 6 мая. Он обещал восстановить не только Кенхи, но и весь Шаройский район, построить больницы, дороги и мечети. А на «откаты» он советовал пожаловаться в ФСБ и прокуратуру», — отметил собеседник «Газеты.Ru».

Джалалдинов подчеркнул, что ни при каких обстоятельствах не будет просить прощения у главы Чеченской Республики.

«Мне просто не за что извиняться: Кадыров сам не так давно выступал по местному телевидению и на чеченском языке сказал, что «каждый, кто мужчина, должен говорить ему, Кадырову, правду о том, что происходит в его населенном пункте».

Джалалдинов отметил, что уехал из Чечни, так как опасается расправы над ним, и пока не собирается туда возвращаться.

«Когда я буду уверен, что моим близким ничего не угрожает, я вернусь к диалогу с руководством республики. Я не надеюсь на местные правоохранительные органы, они в курсе всех дел, но ничего не предпринимают. Сейчас я хочу привлечь максимальное внимание общества и правозащитников к моей проблеме, надеюсь, что это мне хоть как-то поможет», — добавил он.

В чеченской полиции сказали, что пока не располагают информацией о происшедшем в поселке Кенхи. Однако по просьбе «Газеты.Ru» этот инцидент прокомментировал пресс-секретарь Рамзана Кадырова Альви Каримов. Он заявил, что сомневается в искренности слов Джалалдинова.

«Убежден, что пожара не было. Это горное село, даже если 50 тонн бензина принести, то как можно сжечь дом, сложенный из камня?»

— сказал Каримов, добавив, что в сложившейся ситуации все равно необходимо разобраться. Он также добавил, что в Чечне критикуют действия главы республики Кадырова и за это никто ни на кого не нападает. «Критика — это нормальное явление», — подчеркнул пресс-секретарь.

Он добавил, что, «вероятно, кто-то хочет прославиться», и этим обстоятельством обусловлено появление историй наподобие той, которую рассказал житель Кенхи.

Тем временем поджог дома Джалалдинова прокомментировал и пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

«Если этот факт действительно имел место, то, конечно, это повод для незамедлительной реакции правоохранительных органов», — сообщил он агентству «Россия сегодня».

Сам Джалалдинов подчеркнул, что сегодня в Чечне есть много населенных пунктов, жители которых сталкиваются с проблемами, аналогичными проблемам кенхийцев.

«В трех районах — Шатойском, Итум-Калинском и Курчалоевском — полно домов без газа. И у людей, которые куда-то обращаются с этими проблемами, потом тоже возникают «неприятности». Мне не раз говорили об этом», — сказал он.

Источник: http://www.gazeta.ru/social/2016/05/13/8232347.shtml

Как известно, в любом цивилизованном государстве основополагающим принципом является право любого гражданина свободно жить, работать и развиваться вне зависимости от его национальности и вероисповедания. И эти права свято охраняются государством, потому что только через справедливость и уважительное отношение к личности, его этносу и религиозным взглядам можно достичь мира, согласия и гармонизации межнациональных и межконфессиональных взаимоотношений в стране.

В Чеченской Республике руководство региона во главе с Рамзаном Кадыровым приоритетными задачами считает сохранение, укрепление и развитие межнационального согласия между всеми народами, населяющими Чеченскую Республику. С этой целью при Главе ЧР создан Общественно-консультативный совет по межнациональным отношениям, который занимается мониторингом социально-экономических и культурных аспектов жизнедеятельности различных народов, проживающих на территории ЧР.

В рамках этой работы по поручению заместителя председателя этого совета – министра ЧР по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулата Умарова мы выехали в высокогорное селение Шаройского муниципального образования – село Кенхи – для освещения его жизни.

Село Кенхи является самой крайней точкой Шаройского района – оно расположено в юго-восточной части Чеченской Республики, на границе с Цумадинским районом Республики Дагестан, на высоте 2800 метров над уровнем моря. На данный момент в с. Кенхи функционируют сельская администрация, три школы, один фельдшерско-акушерский пункт, один аварский культурный центр ДЮСШ, два сельских клуба и две сельских библиотеки. Здесь произрастают полезные травы, очень много источников чистой родниковой воды. Также протекает речка, которую в народе называют Кенхинкой.

Село Кенхи в нынешнем виде образовалось 1927 году. Территория населенного пункта составляет около 256 кв.км., численность населения 1530 человек. Расстояние от районного центра 25 км, а от Грозного – около 100 км. Дорога в Кенхи со стороны Грозного и Шатоя проходит через Киринский мост и пост. Когда только образовался Шаройский район, числилось только одно село – Кенхи. Сейчас из 11 населённых пунктов оно самое крупное. Это 420 хозяйств, расположенных в десятке хуторов, растянутых на 8 км вдоль речки Кенхинки.

История села Кенхи

История основания села уходит в далекое прошлое и теснейшим образом связана с историей чеченского и аварского народов.

По некоторым источникам, древнее шаройское село Кенхи основано в V в. н. э. шаройским тейпом чарой. Впоследствии живущие в Кенхах чаройцы отделились в отдельный гар (ветвь) – кенахой, а позже стали самостоятельным тейпом (родом) – кeнхой. Этноним происходит от названия реки Кенхи (чеч. «къена-хи» – старая река).

После депортации чеченцев и ингушей – 23 февраля 1944 г, как известно, все села Чечни были заселены представителями Дагестана, а названия чеченских сел переименованы. Представителями рода чамалалы были заселены исконные земли кенхийцев.

Так как власти запретили чеченцам, которые до выселения жили в горных районах, возвращаться в родные селения до 1957 г., чамалалы обосновались в селе и сейчас составляют там большинство. Часть жителей все же чеченского происхождения, например, представители Дубай-гар (по имени прародителя чеченца по имени Дуба).

По словам местных жителей, село Кенхи очень древнее, и это подтверждено учеными. Впервые оно упомянуто среди сел, входящих в состав Аварского ханства, владетелем которого был Умма-хан, в 15-16 веках.

Основателями села являются представители рода Корабали из села Цумада Цумадинского района Дагестана. Впоследствии село заселяли представители 8 родов Ботлихского, Цумадинского районов Дагестана, Итум-Калинского района ЧР и Грузии.

В 80-е годы прошлого века здесь побывала археологическая экспедиция, которая при раскопках в окрестностях села обнаружила древние экспонаты – кухонную утварь, оружие, доспехи, наскальные рисунки и надписи. Тогда археологи и высказали предположение о том, что, возможно, эти поселения – греко-римские.

Но что и как происходило, и когда именно основано село, оставим для профессиональных историков…

Новой страницей в истории села стало появление в руководстве республики Ахмат-Хаджи Кадырова, благодаря которому жизнь села заметно изменилась. В домах появилось электричество, появилась автодорога.

Курс первого Президента продолжает его сын – Рамзан Кадыров, который уделяет аварцам, проживающим в Чеченской Республике, много внимания. Аварцы-кенхинцы участвуют во всех мероприятиях, проводимых в районе и в республике. На всех светских и мусульманских праздниках Р. Кадыров оказывает им материальную и финансовую помощь. Население с. Кенхи благодарно ему за это, а также главе администрации Шаройского муниципального района Расо Мусалову. Любые возникшие вопросы, будь они социальные или культурно-бытовые, они решают своевременно.

Источник: http://chechnyatoday.com/content/view/290922

Если информация о сожжении дома жителя Чечни после его жалобы президенту России на работу руководства республики подтвердится, то это является поводом для реакции со стороны правоохранительных органов. Об этом в пятницу, 13 мая, заявил официальный представитель Кремля Дмитрий Песков, передает РИА Новости.

«Если этот факт действительно имел место, то, конечно, это повод для незамедлительной реакции правоохранительных органов», — ответил он на вопрос о том, будет ли проводиться проверка по данному делу. Песков также отметил, что не слышал об этом случае.

Ранее в пятницу газета «Черновик» сообщила, что в чеченском селе Кенхи был сожжен дом местного жителя Рамазана Джалалдинова. Перед этим, 14 апреля (в этот день проводилась прямая линия с Владимиром Путиным), издание разместило на своем YouTube-канале видеоролик с заголовком «Обращение жителя Шаройского района Чечни Рамазана Джалалдинова Рамзану Кадырову». В нем мужчина, обратившись в первую очередь к президенту России, пожаловался на плохие условия жизни и отсутствие внимания к проблемам села со стороны республиканского руководства. По словам Джалалдинова, власти не восстанавливают дома в Кенхи, разрушенные в ходе двух чеченских кампаний, хотя средства на эти цели выделяются. Также мужчина жалуется на дискриминацию по национальному признаку со стороны чеченцев (как указывает «Черновик», в Кенхи в основном проживают аварцы). Его выступление при этом сопровождается кадрами разрушенных домов и строений.

Как передавала чеченская государственная телерадиокомпания «Грозный», уже после публикации записи, в начале мая, исполняющий обязанности главы республики Рамзан Кадыров лично приехал в село и пообщался с местными жителями. В статье были опровергнуты заявления Джалалдинова, а селяне «публично осудили поступок земляка, назвав его жалобы абсурдными». Сам Кадыров пообещал, что район, в котором находится Кенхи, станет привлекательным туристическим местом.

Однако, по информации «Черновика», в ночь на 13 мая в доме Джалалдинова появились неизвестные в масках, сказав его супруге и дочерям, что пришли спасти их. Как сообщила сама женщина, ее и детей вывезли из села, оставив под мостом, а жилище было подожжено. «Жителям села запретили что либо говорить на эту тему, пригрозив поджогом их домов», — добавила Джалалдинова.

Источник: http://lenta.ru/news/2016/05/13/chechnya/

Путин и Кадыров – что общего? Вранье, деньги, два ствола…

Поджог дома в Кенхи: чеченские власти провоцируют конфликт между Чечней и Дагестаном

14 апреля (в день прямой линии президента Путина) Рамазан Джалалдинов, житель высокогорного села Кенхи Шаройского района Чеченской Республики, опубликовал на сайте дагестанской газеты «Черновик» видеообращение к главе Чечни Рамзану Кадырову. На видео — изумительной красоты кавказские горы, и на их фоне полуразрушенное бедняцкое чеченское село (чеченское — по административной принадлежности, в селе живут этнические аварцы). За кадром — рассказ Джалалдинова о тотальном воровстве компенсаций, положенных местным жителям за пострадавшие в ходе войны и от неоднократных наводнений дома.

Чеченские власти отреагировали мгновенно. Уже на следующий день в Шаройский район приехал руководитель администрации главы республики и одновременно родной племянник Рамзана Кадырова — Ислам Кадыров. Приехал он почему-то ночью и до села Кенхи не добрался (возможно, потому, что до Кенхов дороги, по сути, нет, а есть колдобина на колдобине, на которых разбить подвеску навороченных иномарок проще простого).

В общем, Ислам Кадыров отправил сотрудников шаройской полиции за жителями Кенхов. Основную массовку на встрече с племянником Кадырова составляли жители и административные работники сел Шарой и Химой. Их подняли среди ночи с одной целью: сделать сюжет, в котором эти несчастные опроверают видеообращение (!) Рамазана Джалалдинова, называя его «неоднократно судимым», «неадекватным», «психически больным» человеком, не заслуживающим никакого доверия. Сюжет был показан по чеченскому телевидению. На Джалалдинова открыли сезон охоты. Выяснили, что он находится в Дагестане и его прячут аварцы — выходцы из села Кенхи, которые, не дождавшись компенсаций за свои дома, разрушенные в ходе трех наводнений 2002, 2010 и 2012 годов, спустились с гор и обосновались в Кизлярском районе Дагестана. Кизляр — это вотчина друга и названного брата Рамзана Кадырова — известного борца и авторитетного человека Сагита Муртазалиева, объявленного в федеральный и международный розыск по подозрению в причастности к множеству тяжких преступлений (в том числе убийствам). Именно люди Муртазалиева стали искать на территории Дагестана Рамазана Джалалдинова (по данным «Новой газеты», в этом участвует земляк Сагита Муртазалиева Анвар Гаджимагомедов, известный дагенстанский авторитет по кличке «Ахмед Цумада»).

Перед Днем Победы село Кенхи посетил Рамзан Кадыров. За десять лет своего правления глава республики приехал в Шаройский район всего второй раз. Сходил в мечеть, прошелся по центральной улице Кенхов и с досадой признал, что с восстановлением Шаройского района и села Кенхи в частности ситуация из рук вон плохая. Это правда самый запущенный, отрезанный от большой земли, без дорог, без общественного транспорта, без газа, без интернета, без врачей район Чечни, хотя даже тех средств, которые были выделены еще в 2001 году, с лихвой хватило бы на его восстановление. Все эти годы из российского бюджета выделялись десятки миллионов рублей на район, но до цели они не доходят.

В разговоре с жителями (к главе республики, как ни мешали местные власти, удалось прорваться сквозь оцепление и тем жителям Кенхов, которые были настроены говорить правду о реальных проблемах села) Кадыров пообещал, что 2016 год станет годом Шаройского района, а восстановительные работы начнутся сразу после праздников. Также глава Чечни пообещал, что после праздников в район и в село приедет комиссия, которая будет разбираться по каждому пункту обращения Рамазана Джалалдинова. При этом Кадыров приказал министрам республиканского правительства ездить в этот отдаленный горный район Чечни чуть ли не каждую неделю. Кенхинцы горячо аплодировали Кадырову и кричали в его честь «Аллах акбар!». Горное эхо повторяло вслед за ними. Все были в этот момент счастливы. Но — увы. Обещания Рамзана Кадырова оказались из разряда предвыборных. То есть щедрыми, но нереалистичными. Не соврал только руководитель Шаройского РОВД Муслим Исаев. Он предупредил местных жителей: «Теперь я вас буду лечить…»

«Лечение» началось уже на следующий день после визита главы республики. Вместо комиссии, министров и строительной техники в село нагрянули чеченские силовики на «уазиках». Началась обыски, задержания, аресты.

7 мая был задержан и арестован на 5 суток по надуманному предлогу (нахождение в нетрезвом виде) Хизбола Ахмедов — один из немногих, кому удалось прорваться к Рамзану Кадырову и рассказать о проблемах села Кенхи. Через несколько дней попытались задержать еще одного смельчака — Сеидмагомеда Насибова. Ему удалось бежать из села, но в конце концов его все-таки поймали. В данный момент он находится в селе Шатой (административный центр Шатойского района ЧР) и ему грозит обвинение в хранении наркотиков — это стандартная мера наказания критиков чеченской власти.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  новый ark survival evolved как вылечить динозавра от яда видео

Все это время не прекращались попытки выследить и главного зачинщика — Рамазана Джалалдинова, которого пытались выманить в Чечню и посулами о выплате аж 5 млн рублей, и угрозами, и давлением на его семью. Когда ничто, включая людей Муртазалиева, не сработало, было принято кардинальное решение. В ночь с 12 на 13 мая дом Джалалдинова (и так сильно пострадавший от наводнения еще 2002 года) был сожжен, а остатки его семьи (жену и трех дочек: 17-летнюю Муслимат, 12-летнюю Сабират и 10-летнюю Табарик) депортировали за пределы Чечни. Сыновья Рамазана вынуждены были бежать из села еще раньше. Жену же с девочками довезли до административной границы с Дагестаном (в народе этот КПП называют «гезельским мостом»). Их вытряхнули из машины и сказали: «Чтобы больше в Чечне ноги вашей не было».

Источник: http://www.ukrpolitic.com/?p=10428

Рамазан Джалалдинов — житель села Кенхи в Шаройском районе Чечни, который подвергся гонениям за то, что пожаловался Путину и Кадырову на тяжелую ситуацию в селе и чиновничий произвол. В ноябре 2016 года, после встречи с первым замглавы МВД Чечни Апти Алаудиновым, Рамазан Джалалдинов был вынужден покинуть республику и теперь продолжает скрываться.

23 ноября 2017 года Рамазан Джалалдинов опубликовал в YouTube видеообращение к участникам всероссийского съезда в защиту прав человека, проходившему 26-27 ноября в Москве, сообщив, что жители Кенхи по-прежнему не могут получить компенсации за разрушенное жилье.

По словам Джалалдинова, в течение года он несколько раз обращался к уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой, чтобы она его «приняла и выслушала», но обращения были безрезультатными.

Джалалдинов попросил правозащитников помочь ему и его семье встретиться с Москальковой, уточнив, что находится в Москве. Он пояснил, что хочет рассказать омбудсмену о некоторых чиновниках, которые «занимаются бесчинствами».

«Я уверен, что докажу произвол в Чечне», — заявил Рамазан Джалалдинов в видеообращении.

Обращение к Кадырову и Путину

Первое получившее известность видео о проблемах в Кенхи, записанное Рамазаном Джалалдиновым, было опубликовано 14 апреля 2016 года. В видеообращении к Владимиру Путину он рассказал, что жители Кенхи не могут без крупных откатов получить компенсации за разрушенное жилье, а хороших учителей из села «выдавливают», удерживая у них зарплату. 1

Через два дня после появления видеоролика жители Кенхи провели сход, на котором перед камерами репортеров чеченского телевидения публично осудили Джалалдинова. В чеченских СМИ появились статьи с опровержением его слов. По словам Джалалдинова, его родным предлагали за вознаграждение говорить журналистам, будто он психически болен. 6 мая жители села Кенхи пожаловались на Джалалдинова в ходе встречи с врио главы Чечни Рамзаном Кадыровым. В ответ Кадыров сказал им: «Вы что же, одного человека не можете остановить?». 2

Несмотря на то, что видео называется «Обращение жителя Шаройского района Чечни Рамазана Джалалдинова Рамзану Кадырову», в ходе всей записи, которая длится почти десять минут, Джалалдинов обращается напрямую к Владимиру Путину, демонстрируя президенту полуразрушенные дома в селе.

Преследование

Ночью 12 мая 2016 года дом семьи Джалалдинова в Кенхи был сожжен людьми в масках, его супруга и дети выехали в Дагестан , где впоследствии скрывался и он сам.

13 мая 2016 года на канале газеты «Черновик» в YouTube было опубликовано обращение жены и старшей дочери Джалалдинова, в ходе которого они рассказали подробности о событиях 12 мая. 3

По рассказу дочери Джалалдинова, ночью к их дому подъехали вооруженные силовики, взломали двери и заявили, что жена и дети Джалалдинова должны поехать с ними. При попытке девушки позвонить родственникам, силовики отобрали ее телефон, рассказала она. В здании правоохранительных органов старшую дочь и супругу Джалалдинова допрашивали. Как утверждала девушка, ей угрожали, а также предупредили, что ее братьев могут убить. Она также заявила, что один из силовиков, когда девушку вывели на улицу, ударил ее.

Супруга Джалалдинова рассказала, что вооруженный мужчина угрожал ей пистолетом, сделал три выстрела мимо нее, а также избил. Этот человек также заставил ее произнести на камеру телефона извинения и опровержения слов мужа. Затем силовики отвезли женщину и ее детей до границы республики, оставив их там без документов.

Комментируя произошедшее, кавказовед Михаил Рощин в интервью «Кавказскому узлу» отметил, что в ситуации с Джалалдиновым очевидна национальная подоплека: «В советское время жители Кенхи записывались аварцами (самая крупная этническая группа в Дагестане, — прим. «Кавказского узла»), хотя фактически это маленькая народность, которая называется чамалинцы. [. ] Эта народность никакого отношения к вайнахам, чеченцам не имеет, и каким образом оказалось в составе Чеченской Республики, большая загадка – остальные села чамалинцев находятся на территории Дагестана». О притеснении по национальному признаку, по мнению Рощина, свидетельствует то, какие методы были выбраны для борьбы с Джалалдиновым.

30 мая 2016 года перед камерами чеченского телевидения Джалалдинов извинился перед Рамзаном Кадыровым. Эксперты Олег Орлов и Михаил Рощин в интервью «Кавказскому узлу» предположили, что мужчина был вынужден принести извинения под давлением 4 .

История Джалалдинова стала одним из эпизодов в ряду аналогичных сюжетов о давлении на критиков действующих властей в Чечне и о вынужденных публичных извинениях за такую критику. О ряде такого рода случаев сообщала организация «Хьюман Райтс Вотч» в своем докладе «Как по минному полю». Так, например, в декабре 2015 г. социальный работник Айшат Инаева подверглась публичному унижению и была вынуждена приносить извинения после того, как записала аудиообращение к Рамзану Кадырову о вымогательстве со стороны местных чиновников. 5

Несмотря на то, что Джалалдинов подвергся преследованию, именно после его жалобы в высокогорном Шаройском районе Чечни, где находится Кенхи, было сменено руководство и организована масштабная реконструкция, в ходе которой было отремонтировано, по данным властей, 300 жилых домов, проложено 30 км водопровода и 8 км электросетей. На страницах официальных аккаунтов Рамзана Кадырова в соцсетях было опубликовано видео об итогах реконструкции, где проделанные работы хвалил в том числе и Джалалдинов.

«Чего стоит слово Рамзана Кадырова?»

По данным «Новой газеты», опубликованным 14 ноября 2016 года в статье «Чего стоит слово Рамзана Кадырова?», Джалалдинов принес извинения после заключения сделки с властями Чечни, достигнутой при посредничестве газеты «Черновик», привлекшей для переговоров с чеченскими властями одного из самых авторитетных религиозных деятелей Дагестана Хас-Магомеда Абубакарова. По условиям сделки, власти обещали Рамазану Джалалдинову и его семье неприкосновенность и отказ от всех преследований (в том числе уголовных) тех жителей села Кенхи, которые поддержали своего односельчанина.

Также чеченские власти обещали в полном объеме выплатить положенные жителям села компенсации. Эта сумма (3 млн 800 тысяч рублей — стандартная компенсация по федеральной программе переселения из оползневых зон) позволила бы Джалалдинову восстановить свой дом, пострадавший во время войны, а затем полностью разрушенный паводками в 2002 году. Кроме того, из своих внебюджетных средств МВД по ЧР обязалось восстановить сожженный дом, который семья Джалалдинова снимала с 2012 года у односельчанина, и компенсировать его хозяину моральный вред. Ответственным за исполнение условий этого соглашения был назначен первый заместитель министра МВД по ЧР Апти Алаудинов 6 .

Несмотря на сделку, 11 августа 2016 года мировой судья в селе Шатой признал Рамазана Джалалдинова виновным в клевете 7 и приговорил к 160 часам обязательных работ. Кроме того, на три года условно — якобы за хранение наркотиков — был осужден односельчанин Джалалдинова Саидмагомед Насибов, задержанный после того, как в сюжете телеканала «Дождь» подтвердил факты коррупции в Кенхи 8 .

Исчезновение

В начале ноября 2016 года в СМИ появились сообщения о том, что Рамазан Джалалдинов и его сын, который находится на учете у чеченских полицейских, пропали после того, как, попытаясь выехать за пределы Чечни, были задержаны силовиками. Об этом, в частности, сообщил руководитель «Комитета по предотвращению пыток» Игорь Каляпин . Сведения о времени исчезновения Джалалдинова разнились: по словам родственников, он пропал 4 ноября 9 , по сообщениями портала «Кавказ.Реалии» — 6 ноября 10 .

8 ноября прокуратура Чечни направила в Следственный комитет поручение провести проверку сообщений об исчезновении Джалалдинова.

Также 8 ноября были опубликованы слова супруги Джалалдинова Назират Набиевой и его сына Магомед-Хабиба. Оба члена семьи заявили, что Джалалдинов исчез без предупреждения не в первый раз. По словам Набиевой, супруг говорил, что в ноябре планирует поехать в Москву на лечение, хотя не объяснял, чем болеет и не жаловался на здоровье. Комментарии жены и сына Джалалдинова опубликовало агентство «Интерфакс», указав, что родственники давали интервью журналистам. 11

Один из местных жителей Шаройского района республики по имени Асламбек, беседуя с корреспондентом «Кавказского узла», сказал, что маловероятно, что Джалалдинов действительно пропал «просто так». «Такие вещи у нас просто так не случаются, а семью могли вынудить сказать, что он и раньше так пропадал на время, а затем возвращался. У меня в Кенхи живет знакомый, он рассказывал, что там творилось после обращения Джалалдинова к Путину. Были угрозы, были аресты, запугивание и все остальное. По большому счету, это ведь именно благодаря Рамазану Джалалдинову был восстановлен наш район, но об этом почему-то все сейчас забыли», – отметил Асламбек 12 .

9 ноября, комментируя сообщения об исчезновении Джалалдинова, пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков заявил: «Нужно пока к этим сообщениям очень осторожно относиться. Наверное, какие-то алармистские сигналы шли бы в первую очередь от родственников». Он добавил, что в Кремле видели сообщения СМИ. «Но пока от родственников никаких сигналов не было», — повторил Дмитрий Песков.

Пригрозили скинуть в пропасть

10 ноября Рамазан Джалалдинов вышел на связь с правозащитником Светланой Ганнушкиной и сообщил, что он жив и здоров, но находится за пределами Чечни. Как сообщила Ганнушкина в «Фейсбуке», Джалалдинов был вынужен покинуть свое село в ночь с 2 на 3 ноября после его и его жену Назират привезли в Грозный на встречу к первому заместителю министра МВД ЧР Апти Алаудиновым. Со слов Джалалдинова, приведенных Ганнушкиной, на встрече ему угрожали, что если он «не перестанет поднимать проблемы своего села, то его постигнет та же учесть, что и убитых Ямадаевых (оппоненты Рамзана Кадырова, братья Сулим и Руслан Ямадаевы — прим. «Кавказского узла»), правозащитницу Наталью Эстемирову и политика Бориса Немцова». После встречи у Джалалдинова и его сына Магомед-Хабиба отобрали паспорта, телефон Джалалдинова выкинули в пропасть, «пригрозив, что за телефоном может последовать и сам Джалалдинов». «После этого село Кенхи было взято, по сути, в осаду, по всему селу и у дома Джалалдинова были выставлены посты полиции. Однако ночью Рамазану Джалалдинову удалось незаметно выбраться из села и с риском для жизни перейти горный перевал Чентык, соединяющий Чечню с Дагестаном», — сообщила Ганнушкина 13 .

Ганнушкина отметила также, что искать сбежавшего Джалалдинова начали в Чечне в ту же ночь. «Дома его односельчан обыскивали, людям угрожали, семью Джалалдинова взяли на круглосуточный контроль, все их контакты с внешним миром отслеживаются. Также были активизированы поиски в Дагестане, в Кизляре и в Махачкале. Родственникам и односельчанам Джалалдинова, проживающим в Дагестане, звонили сотрудники чеченского и дагестанского МВД с требованием приехать в Чечню на допрос. Посты наблюдения были выставлены у здания, в котором расположена редакция дагестанской газеты «Черновик», опубликовавшей апрельское обращение Рамазана Джалалдинова к президенту Путину», — сообщила Ганнушкина. 14

Также она написала, что Джалалдинов готовит обращение к замминистра МВД Чечни с требованием вернуть паспорта его семье, перестать преследовать его односельчан, а также обеспечить выплаты положенных кенхинцам компенсаций. «Если положительной реакции не последует, Рамазан Джалалдинов намерен публично обратиться с просьбой к Рамзану Кадырову о восстановлении его прав», — заключила Ганнушкина 15 .

После сообщения Ганнушкиной МВД по Чечне подало иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, ответчиками по которому стали Рамазан Джалалдинов, «Новая газета» и комитет «Гражданское содействие». Шатойский районный суд Чечни удовлетворил этот иск.

9 декабря 2016 года в Москве в офисе «Новой газеты» состоялась пресс-конференция с участием Рамазана Джалалдинова. Участники мероприятия заявили, что случай Джалалдинова показывает, что осмелившиеся рассказывать о коррупции в Чечне ставят свою жизнь под угрозу. Журналистка Елена Милашина назвала Джалалдинова единственным человеком в Чечне, кто открыто заявляет о коррупции в Шаройском районе.

«Почему я должен прятаться?»

14 июня 2017 года накануне прямой линии с президентом России семья Джалалдинова обратилась с видеообращением, попросив вернуть их единственного кормильца и объяснить, «почему он должен прятаться от местных чиновников» 16 . Однако президент на обращение не ответил 17 .

Рамазан Джалалдинов заявил, что скрывается, опасаясь повторить судьбу спортсмена Мурада Амриева. Он и не думал, что его семья запишет обращение к Путину.

«И обрадовался этому очень. Очень жаль, что их обращение пока остается без ответа. Может, все-таки Владимир Путин, если не мне, то этим девочкам как-нибудь ответит. Ведь он как глава государства обязан ответить гражданину, когда тот просит помощи. Если я виновен, пусть меня накажут по закону. Но почему я должен прятаться?» — сообщил Джалалдинов корреспонденту «Кавказского узла» 18 .

Источник: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/292263/

Является административным центром Хакмадойского сельского поселения [2] .

Содержание

Расположено на правом берегу реки Шароаргун,к юго-востоку от районного центра Химой.

Ближайшие населённые пункты и развалины бывших аулов: на северо-западе — бывший аул Хиндушты на северо-востоке — сёла Чайры и Химой, на юго-востоке — бывший аул Мальчхиче, на востоке — бывший аул Етмуткатлы, на юго-западе — бывший аул Дукархой, на юге — бывший аул Хашелдой, на западе — село Шикарой [3] .

Хакмадойская жилая башня №1 XIV- XVΙ вв.

Чеченская республика, Шаройский район, с.Хакмадой.

Хакмадойская жилая башня(1) находится в селении Хакмадой Шаройского района, расположенного в 5-ти километрах к югу от районного центра Шарой, в западной части огромного мыса, который образуют небольшие речки Хакмадой-ахк и Мельчихи, являющиеся правыми притоками Шаро-Аргуна.

Башня представляет собой двухэтажную прямоугольную постройку, сложенную из хорошо обработанных камней на известковом растворе.

Башня слегка суживается кверху. Кровля и перекрытия не сохранились.

Башня ориентирована углами по сторонам света.

Памятник архитектуры интересен как исторический материал, который позволит узнать быт и культуру народа. На каменных блоках башни много петроглифов.

Хакмадойская жилая башня №2 XIV- XVΙ вв.

Хакмадойская жилая башня (2) находится в селении Хакмадой Шаройского района, расположенного в 5-ти километрах к югу от районного центра Шарой, в восточной части огромного мыса, который образуют небольшие речки Хакмадой-ахк и Мельчихи, являющиеся правыми притоками Шаро-Аргуна.

Башня представляет собой трехэтажную прямоугольную постройку, сложенную из хорошо обработанных камней на известковом растворе.

Кровля и перекрытие не сохранились. Башня ориентирована стенами по сторонам света.

Она наполовину разрушена . Пример жилой башни эпохи средневековья. На башне имеются петроглифы.

Хакмадойская лечебница XIV- XVΙ вв.

Хакмадойская лечебница находится в селении Хакмадой Шаройского района, расположенного в 5-ти километрах к югу от районного центра Шарой, в юго-восточной части огромного мыса, который образуют небольшие речки Хакмадой-ахк и Мельчихи, являющиеся правыми притоками Шаро-Аргуна.

Она представляет собой двухэтажную прямоугольную постройку, выложенную из хорошо обработанного камня на глинисто-известковом растворе.

Постройка ориентирована стенами по сторонам света. Западная стена является фасадом.

Первый этаж лечебницы представляет собой галерею со сводчатым потолком, с тремя каменными арками, которые опираются на сложенные из камня квадратные колоны. С восточной стороны из-под земли вытекает небольшой минеральный источник, который втекает в деревянный желоб в рост человека, вырубленный в стволе огромного дерева.

Памятник архитектуры интересен как исторический материал, который позволит узнать быт и культуру народа.

Хакмадойская мечеть ΧΙΧ в.

Хакмадойская мечеть находится в селении Хакмадой Шаройского района, расположенного в 5-ти километрах к югу от районного центра Шарой, в восточной части огромного мыса, который образуют небольшие речки Хакмадой-ахк и Мельчихи, являющиеся правыми притоками Шаро-Аргуна.

Мечеть представляет собой довольно крупное по местным меркам строение, прямоугольное в плане, выложенное из хорошо обработанного камня на глинисто-известковом растворе.

Мечеть ориентирована стенами по сторонам света. Южная стена является фасадом.

Вся площадь мечети поделена на несколько помещений: на первом этаже-школа для детей, на втором этаже-молельня, к ней примыкает три небольших помещения.

Является памятником культовой архитектуры ΧΙΧ века.

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%B0%D0%BA%D0%BC%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B9

Ссылка на основную публикацию